Сообщение

Из истории телевидения








Обращайтесь
в библиотеку
колледжа

 








Обращайтесь
в библиотеку
колледжа

 








Обращайтесь
в библиотеку
колледжа

 








Обращайтесь
в библиотеку
колледжа

 

5(16) апреля 1786 года родился П.Л.Шиллинг

Изобретатель электромагнитного телеграфа

П.Л.Шиллинг

(1786 - 1837)

Честь создания первого в мире электромагнитного телеграфа принадлежит российскому ученому Павлу Львовичу Шиллингу, который провел публичную демонстрацию работы своего аппарата 21 октября 1832 года. Этот момент истории целесообразно считать началом развития электросвязи.

П.Л.Шиллинг разработал также основы построения телеграфной азбуки и предложил первые образцы подзеиного и подводного кабелей: в середине 30-х годов XIX века в России им были выполнены обширные эксперименты по созданию надежных кабельных пиний связи.

Рейман, Л.Д. Развитие связи в России. Из истории в будущее/Л.Д.Рейман, А.А.Гоголь, И.Ю.Никодимов. – СПб.: Мегас, 2001.

Быховский, М.А. Развитие телекоммуникаций. На пути к информационному обществу: история телеграфа, телефона и радио до начала XX века. - Москва : URSS, 2011.


К концу XVIII столетия экономическая картина мира преобразилась. Много сырья стало поступать из отдаленных колоний. Ручной труд все более вытеснялся машинами. Потребность в обмене информацией между источниками сырья, промышленными центрами и рынками сбыта чрезвычайно обострилась[…] Конец первой трети XIX в. ознаменовался бурным строительством железных дорог.

Средства связи приобрели нового, весьма требовательного, потребителя. Движение на первых железных дорогах не отличалось скоростью, протяженность их была невелика, и семафорный телеграф обеспечивал требовавшуюся поначалу быстроту передачи сигналов. Но организация нормального движения поездов требовала также надежной связи между станциями независимо от времени суток и состояния погоды, т. е. именно тех качеств, которых недоставало семафорному телеграфу. Поэтому впоследствии с появлением электрических телеграфов, семафорные телеграфы сразу же уступили им место, но еще долго сохранялись в качестве железнодорожной сигнализации.

Таким образом, все нараставшая потребность в более надежном и быстром средстве сношений побудила изобретателей перейти от идей к попыткам практического осуществления электрического телеграфирования.

… Изобретение в 1800 г. вольтова столба и открытие явления электролиза неизмеримо расширило возможности решения задачи электрического телеграфирования.

Мюнхенский анатом Томас Земмеринг получил в 1809 г. от президента Мюнхенской академии наук задание разработать для Баварского королевства проект семафорного телеграфа. Ученый до этого изучал явление электролиза и предпочел вместо разработки проекта малонадежного семафорного телеграфа проверить возможность реализации идеи об электролитическом телеграфе. Первоначально Земмеринг сконструировал 35-про-водный телеграф с вольтовым столбом и штепсельным передатчиком, а затем, применив в 1811 г. кодовую комбинацию, — 8-проводный телеграф с клавишным передатчиком.

Таким образом, попытки создать электрический телеграф сопровождались решением целого ряда частных вопросов: совершенствовались методы кодирования, создавались удобные для быстрого телеграфирования коммутационные приспособления, клавишные манипуляторы, вызывные устройства.

В 1810 г. Земмеринг осуществил многочисленные опыты по испытанию изолированных проводов и электропроводности воды. Служивший в тот период в Мюнхене в русском посольстве П. Л. Шиллинг заинтересовался этими опытами и принял в них, по приглашению Т. Земмеринга, непосредственное участие.

Яроцкий, А.В. Россия - родина электромагнитного телеграфа/А.В.Яроцкий// Электросвязь. - 1982. - N 10. - С. 2-11.


Участвуя в опытах Земмеринга, Шиллинг пришел к мысли устроить такие проводники, по которым можно было бы передавать электрические сигналы через воду, а также взрывать подводные мины.

Свое изобретение, основанное на использовании электрического запала, который действует от источника тока, для взрыва минных пороховых зарядов на расстоянии, Павел Львович продемонстрировал в 1812 году в Петербурге. Он взорвал мины новым способом под водой реки Нева в присутствии императора Александра I. Это изобретение было уникально. Американцы применили электричество для взрыва подводной мины лишь через 18 лет после Шиллинга, а англичане — по прошествии целых 26 лет. В 1815 г. Шиллинг повторил свои опыты на Сене в Париже, взятом русскими войсками. Изобретение Шиллинга нашло и мирное применение: использовалось для подрыва льда, очистки гавани и спасения мостов.

В декабре 1812 года был сформирован лейб-гвардии Саперный батальон, в котором продолжили дальнейшие работы над опытами Шиллинга по электрическим запалам и подрывам. Сам же Шиллинг после двукратного ходатайства получает назначение в действующую армию. За храбрость, проявленную в боях, Шиллинг в 1814 г. награжден боевым орденом, а затем одной из самых почетных наград — саблей с надписью «За храбрость». В чине штаб-ротмистра Сумского гусарского полка он за 1813–1814 годы прошел все основные бои с Наполеоном в Германии и Франции. За бои на подступах к Парижу ротмистр Шиллинг был награжден именным оружием - саблей с надписью «За храбрость».

Инженеры России: информационный портал. Шиллинг Павел Львович. – Режим доступа: http://rus-eng.org/eng/SHilling%20Pavel%20L'vovich.htm


Вскоре после завершения войны с Наполеоном П.Л. Шиллинг возвращается в Министерство иностранных дел. Здесь на него было возложено руководство созданной им же литографией, производившей копирование и размножение государственных документов. Одновременно П.Л. Шиллинг был включён в состав сотрудников цифирного отделения МИДа. Данное подразделение отвечало в министерстве за работы по составлению шифров. С 1829 г. и до конца своей жизни действительный статский советник П. Л. Шиллинг являлся руководителем этого ключевого подразделения российского МИДа.

По общему признанию П.Л. Шиллинг являлся одним из наиболее выдающихся специалистов по криптографии не только в России (где ему не было равных), но и в Европе. Так, сослуживец П.Л. Шиллинга по Министерству иностранных дел Ф.П. Фонтон в 1829 г. писал о нем: «Он сочинил для министерства такой тайный алфавит, то есть так называемый шифр, что даже австрийский, так искусный тайный кабинет, и через полвека не успеет прочесть». О том же пишет и К.В.Чевкин: «Он изобрел разные, весьма остроумные и уважаемые по своей простоте и удобству системы сигналов, а особенно криптографических и ключевых (цифирных) письмен... В этом деле покойный барон был едва ли не первым человеком во всей Европе».

Высоков, М.С. П.Л. Шиллинг и первые шаги электросвязи в России// Электросвязь: история и современность. – 2007. - № 4. – С. 14-17. – Режим доступа: http://www.bykhmark.ru/rus/site/telecom/Journal/3/jurn_4_07.pdf


После войны деятельность Шиллинга была разносторонней. В 1817 году он возглавил литографию Министерства иностранных дел (первую в России), которая обеспечивала размножение топографических карт и других военных документов. Для создания карт Шиллинг закупал в германских каменоломнях литографический камень. Павел Львович разработал для печатания географических карт первую в России гражданскую литографию, а также создал новый литографский способ воспроизведения текстов на китайском языке.

Шиллинг «…вздумал воспроизводить китайские письмена посредством литографии не простым рисованием их на камне, а проиведением выпуклых букв, которые потом отпечатывались на обыкновенных типографских станках. Для этогоь вытравлял он поверхность камня, оставляя только именно то, что покрыто начертанием письмен. Никто во всей Европе не мог догадаться, как это делается…»

«Ревностный пропагандист китайской литературы», по выражению синолога академика Клапрота, Шиллинг добился такого уровня воспроизведения китайских рукописей, который был равен «по тщательности и изяществу самым совершенным образцам китайской печати». Клапрот отмечал, что русское издание китайского текста «оставляет далеко позади все, что было издано до сих пор в Европе». Шиллинг был страстным любителем и знатоком восточной культуры.

За свою научную деятельность Шиллинг был избран членом многих научных обществ разных стран: в 1822 году стал членом-корреспондентом французского Азиатского общества, в 1824 году — членом британской Востоковедческой ассоциации и удостоен диплома Британского общества азиатской литературы, а 1828-й год отмечен для Павла Львовича избранием членом-корреспондентом Петербургской академии наук по разряду литературы и древностей Востока.

Командированный в Сибирь в 1830 г., он за два года собрал здесь богатейшую коллекцию монгольских, китайских, маньчжурских, тибетских, японских и индийских рукописей; кроме того, он собрал ценнейшую коллекцию одежды, утвари, орудий и культовых предметов различных азиатских народов. Некоторые исследователи считают, что восточная экспедиция помогла Шиллингу в его главном изобретении…

Яроцкий, А.В. Павел Львович Шиллинг: Изобретатель электромагнитного телеграфа. 1786-1837. – М.-Л.: Госэнергоиздат, 1953.

Инженеры России: информационный портал. Шиллинг Павел Львович. – Режим доступа: http://rus-eng.org/eng/SHilling%20Pavel%20L'vovich.htm

Соболева, Т.А. История шифровального дела в России. – М.: ОЛМА-ПРЕСС, 2002.


«… Задача, поставленная П. Л. Шиллингом, состояла в том, чтобы создать телеграфный код, который позволил бы осуществлять единовременную передачу каждой буквы при минимальном числе проводов, т. е. при наименьшем количестве рабочих знаков, обозначающих данную букву. И решение этой задачи, определившее успех, было найдено в Китае (!).

Выбор Шиллингом для аппарата именно шести рабочих мультипликаторов и основных линейных проводов не случаен. В 1828 г. он получает чин действительного статского советника и с этого момента становится членом-корреспондентом Петербургской Академии наук по разряду литературы и древностей Востока.

В мае 1830-го П. Л. Шиллинг отправляется по особым поручениям правительства к границам Китая. Помимо поиска редких рукописей исследователь занимается изучением китайского языка, знакомится с бытом и философией этой страны. Его потрясло умение китайских предсказателей угадывать будущее с помощью нехитрой системы из 64 фигур. Каждая такая фигура (гексаграмма) состояла из шести линий двух типов - непрерывной и прерывистой. Сегодня эта система - И-Цзин - широко известна в мире…»

Артеменко, Р. Павел Шиллинг-изобретатель электромагнитного телеграфа// PC Week/RE. – 2002.- № 3. –С.20.


«Создание прибора, с помощью которого можно было бы отправлять и принимать сообщения, было бы невозможно без решения проблемы телеграфного кода. После 1825 г. создание электромагнитного телеграфа было, в общем-то, вопросом времени. Однако профессиональные физики с самого начала столкнулись с неразрешимой для них проблемой. Строить телеграфные линии, где число проводников равнялось, по меньшей мере, числу букв алфавита, было чрезвычайно дорого. А найти иное решение для людей, которые занимались всю свою жизнь больше техническими вопросами, было очень сложно. Целый ряд хороших физиков так и не смогли найти приемлемое решение.

В подобных условиях преимущество было у хорошо подготовленных любителей. Именно таким любителем и был П. Л. Шиллинг. Вплоть до середины 30-х годов XIX столетия он воспринимался теми, кто его знал, прежде всего, как востоковед, специалист по восточной письменности, который заодно занимается проблемами электричества. Подобная ситуация была достаточно типична для той эпохи. Время узких специалистов наступит несколько позднее.

Вот что писал по этому поводу в специально подготовленной для немецкоязычного читателя статье «Электромагнитные телеграфы» преемник П.Л. Шиллинга Б.С. Якоби: «Шиллинг имел то особое преимущество, что служебное положение позволяло ему вполне оценить потребности своей страны в средствах связи. Удовлетворение этих потребностей и составило задачу, которую он стремился разрешить на протяжении всей своей жизни, с одной стороны, привлекая на помощь успехи естествознания, с другой стороны, направляя свой исключительно острый ум на создание и составление простейшей телеграфной азбуки. В последнем деле ему послужило замечательным подспорьем специальное знание восточных языков, с которыми он имел возможность ознакомиться по первоисточникам. Два совершенно различных направления знаний — естественные науки и изучение восточной письменности — слились вместе, чтобы помочь возникновению телеграфии».

И действительно, именно склонность П.Л. Шиллинга к восточным языкам, а также приобретенный в период работы в Министерстве иностранных дел опыт в криптографии и помогли ему решить задачу создания телеграфного кода, который и сделал возможной в то время электромагнитную телеграфию. Наконец, П.Л. Шиллинг в течение нескольких десятилетий собирал сведения обо всех существовавших в то время системах сигнализации».

П.Л.Шиллинг в своем рабочем кабинете – «китайской комнате». Гравюра Е.Гейтмана (20-е гг. XIXв.)

Высоков, М.С. П.Л. Шиллинг и первые шаги электросвязи в России// Электросвязь: история и современность. – 2007. - № 4. – С. 14-17. – Режим доступа: http://www.bykhmark.ru/rus/site/telecom/Journal/3/jurn_4_07.pdf


Описание электромагнитного телеграфа П. Л. Шиллинга // Вопросы истории естествознания и техники. - Вып. 1. - М.: Изд-во АН СССР, 1956.


Прообраз будущего электромагнитного телеграфа был изготовлен и испытан П.Л. Шиллингом не позднее 1828 года. Он представлял собой двухпроводный однострелочный (т. е. с одним мультипликатором) телеграф. Аппарат содержал все основные узлы, необходимые для телеграфирования: источник питания – вольтов столб; передатчик, подключавший к каждому из двух линейных проводов то один, то другой полюс батареи; двухпроводную линию; коммутатор, производящий переключение с приема на ожидание передачи; приемник – мультипликатор.

Основной частью приемника являлась так называемая астатическая пара стрелок, предложенная Ампером в 1821г. для устранения влияния земного магнетизма. Две магнитные стрелки укреплялись на общей медной оси и располагались параллельно одна другой, полюса были обращены в противоположные стороны.

Спаренные стрелки подвешивались так, что могли вращаться в горизонтальной плоскости, причем одна располагалась внутри катушки, состоящей из нескольких сот витков изолированного провода, а другая — вне ее. К шелковой нити, на которой подвешивались стрелки, был прикреплен небольшой диск диаметром около 40 мм. Одна его сторона окрашивалась в черную краску, другая — в белую.

В зависимости от направления тока в катушке магнитная стрелка поворачивалась в ту или иную сторону (правую П и левую Л), и телеграфист, принимающий депешу, видел либо черный, либо белый диск.

Если ток в катушку не поступал, то диск был виден ребром. Внизу располагался сосуд с ртутью, гасящий колебания астатических стрелок и приводящий их в первоначальное положение по окончании действия электрического тока.

Для передачи латинского алфавита и цифр Шиллингом был разработан специальный код из комбинаций разного числа (от одного до пяти) последовательных сигналов, посылаемых током разного направления. Однако подобный код оказался чересчур неудобным: для распознавания каждой буквы требовалось запоминание всей комбинации обозначающих ее последовательных символов. Процесс телеграфирования происходил очень медленно.

Решение проблемы принес шестимультипликаторный телеграф в сочетании с более рациональным кодом.

Шарле, Д.Л.. По всему земному шару: Прошлое, настоящее и будущее кабелей связи / Д. Л. Шарле. - М. : Радио и связь, 1985.


Код, разработанный П.Л.Шиллингом для шестистрелочного телеграфа
(положение дисков)

Шиллинг разработал такой телеграфный код, который позволял при передаче единичных сигналов осуществлять прием наибольшего числа букв сообщения при наименьшем числе требуемых для этого линейных проводов и «рабочих знаков», т.е. числе срабатывающих сигнальных дисков, обозначающих данную букву. В разработанном П. Л. Шиллингом телеграфном коде для шестистрелочного электромагнитного аппарата любая буква алфавита обозначалась одним, двумя или максимально тремя рабочими знаками одного цвета (белого или черного). Требуемые для передачи одной буквы или цифры одновременное нажатие на клавиатуре аппарата максимально четырех (включая общую) одноцветных клавишей было вполне приемлемо. Определение принятой буквы или цифры при одновременном появлении на сигнальных дисках приемника не более трех рабочих знаков также не представляло затруднений.

Таким образом, П. Л. Шиллинг нашел решение, позволившее осуществить наиболее быстрое телеграфирование при наименьшем числе необходимых для этого линейных проводов и наиболее простом определении переданной буквы или цифры (комбинация из одного, двух или максимально трех одновременно появляющихся рабочих знаков).

Публичная демонстрация нового телеграфного аппарата состоялась в квартире Шиллинга в Петербурге 9 (21) октября 1832 года. Для демонстрации работы созданного аппарата П. Л. Шиллинг снял на время у владельцев дома, где он жил, весь этаж. Клавиатурный передатчик аппарата был установлен в одном конце этажа, где в небольшом зале собрались приглашенные, а приемник в другом конце этажа, в рабочем кабинете П. Л. Шиллинга. линейные провода имели длину, несколько превышающую 100 м. Телеграмма, состоявшая из десятка слов, на глазах у собравшихся была быстро и без искажений принята. Интерес к изобретению в самых разнообразных кругах pyccкого общества был настолько велик, что демонстрация работы электромагнитного телеграфного аппарата не прекращалась почти до самых рождественских праздников…

Марценицен, С.И. 150 лет отечественному телеграфу/ С. И. Марценицен, В. В. Новиков. - М.: Радио и связь, 1982.


П.Л.Шиллинг создал телеграф, в котором условные сигналы передавались при помощи шести пар магнитных стрелок, вращающихся в горизонтальной плоскости. Магнитные стрелки были спаренными (астатические стрелки). Они были подвешены так, что в каждой паре одна из стрелок вращалась внутри витков, а вторая - над витками проводника, по которому ток подавался для сигнала. Стрелки висели на нитях, в верхней части которых были подвешены диски с белой и черной сторонами у каждого. Все эти вместе взятое представляло собой прибор, получивший название мультипликатора.

Схема первого примененного для практических потребностей электрического телеграфа, изобретенного П. Л. Шиллингом и действовавшего в 1832 году в Петербурге на линии Зимний дворец - министерство путей сообщения

Пропуская ток по проводнику, огибавшему нижнюю стрелку в мультипликаторе, можно было получать отклонения каждой пары астатических стрелок. Вращаясь в горизонтальной плоскости, стрелки приводили в движение вертикальные диски, поворачивавшиеся, в соответствии с сигналами, белой или черной стороной к наблюдателю, принимавшему телеграмму.

На каждой из станций телеграфа аппарат имел по шестнадцати клавишей, соединенных с проводами, шедшими на другую станцию для передачи телеграмм. Для вызова была приспособлена одна из клавишей, соединенная с особым мультипликатором, приводившим з действие механизм со звонком. Нажимая на эту клавишу, производили вызов. Затем действовали остальными клавишами, вызывая повороты дисков в шести мультипликаторах, предназначенных для передачи телеграммы. Условные сочетания черных и белых сторон дисков, обращенных к лицу, принимавшему телеграмму, соответствовали определенным буквам, цифрам и прочим сигналам.

Не ограничиваясь достигнутым успехом первой в мире линии электрического телеграфа, изобретатель усовершенствовал аппарат. Он сумел свести все дело к одному мультипликатору, в котором стрелка на станции приема имела 36 отклонений. Вызывая нужный поворот указателя, передавали соответствующие сигналы. Следить за поворотами одного указателя, поворачивающегося под разными углами и указывающего непосредственно на определенную букву, было просто и удобно. Такой электрический телеграф можно было применять уже в самых широких масштабах.

В мае 1835 г. Шиллинг повез созданные им аппараты из России за рубеж для ознакомления со своим изобретением Западной Европы. 23 сентября того же года он показал свое изобретение на съезде естествоиспытателей в Бонне. Гейдельбергский профессор Мукке опубликовал после этого описание и чертежи приборов Шиллинга. За рубежом убедились в том, что русский изобретатель "должен быть назван тем, кто впервые и с величайшим успехом решил проблему создания электромагнетического телеграфа".

Данилевский, В.В. Русская техника/В.В.Данилевский. – Л.: Ленинградское газетно-журнальное и книжное издательство, 1949.


Начиная с 1811 г. и до конца своей жизни Шиллинг занимался еще одним важнейшим вопросом — созданием линии, практически пригодной для передачи электрических сигналов по полированному проводу (кабелю).

Производя вместе с Земмерингом опыты прокладки изолированного провода в земле и под водой, Шиллинг пришел к мысли о целесообразности пропитки изоляции. Первоначальная конструкция изоляции была такова: обмотка из нескольких слоев шелковой пряжи покрывалась снаружи слоем озокерита. Провода с пропитанной изоляцией, погруженные в воду за сутки до испытания, действовали безотказно.

Вскоре Шиллинг усовершенствовал изоляцию. Вот как он описывал ее: "Проводники состоят из тонких медных проволок, навитые шелком, покрытые каучуком и вплетенные в пеньковые веревки..."

В своем сообщении об изобретении им провода, появившемся в печати в 1827 г., Шиллинг писал, что "... располагает таким проводом длиной 200 футов (60 м) и толщиной в четыре линии, то есть диаметром 8 мм, который был изготовлен в 1813 г. и с которым произведено уже около тысячи опытов. Этот провод пролежал в земле шесть месяцев, в илистом пруду - целое лето и две зимы под снегом и после всего этого сохранил полную пригодность…"

Конструкция проводов была следующая. Токопроводящие медные жилы диаметром 1-2 мм покрывались двойной обмоткой: внутренней из толстой шелковой или хлопчатобумажной нити и внешней из пеньковой пряжи. После наложения первого слоя изоляции провод погружался для ее пропитки в раствор каучука в льняном масле. Просушенный, он покрывался вторым пеньковым слоем и вновь пропитывался тем же раствором. После вторичной пропитки и сушки провод был готов к использованию.

Опыт полевых испытаний подсказал изобретателю мысль о необходимости механической защиты проводов и кабеля. Как мыслил П.Л.Шиллинг бронировать кабель, мы узнаем из письма военного инженера К. А. Шильдера, который писал своему другу в 1833 году: «В скором времени сообщу тебе еще одно интересное дело. Оно касается проекта телеграфа на неопределенное расстояние, основанного на гальванизме, с помощью которого возможно будет во всякое время телеграфировать с быстротой мысли. Я надеюсь, что он будет когда-нибудь испытан до Москвы, если только опыты в малом виде сделают очевидным то, что в техническом отношении не подлежит малейшему сомнению. И в этом случае целесообразное приготовление глиняных труб составит существенное условие для удешевления всей работы. Трубы могут быть уложены без всякого затруднения под шоссе, а гальванические проводники сохранились бы в них неповрежденными на неопределенное время. Через мосты они могут быть проводимы по чугунным трубам, устроенным в виде перил».

В 1836 г. под руководством П. Л. Шиллинга была проложена экспериментальная подземная кабельная телеграфная линия между крайними помещениями здания Адмиралтейства в Петербуpre, которая действовала более года. В здании были установлены три телеграфных аппарата (один из них — в кабинете морского министра). Длина линии составила пять вёрст. Часть провода была пропущена через внутренний канал адмиралтейства.

В этом же году Шиллинг предложил линейные провода между телеграфными станциями подвешивать на деревянных опорах.

В мае 1837 г. Шиллинг начал работу над проектом первой подводной телеграфной линии между Петергофом и Кронштадтом.

Яроцкий, А.В. Основные этапы развития телеграфии/А.В.Яроцкий. – М.-Л.: Госэнергоиздат, 1963.

Шарле, Д.Л.. По всему земному шару: Прошлое, настоящее и будущее кабелей связи / Д. Л. Шарле. - М. : Радио и связь, 1985.



О сколько нам открытий чудных
Готовят просвещенья дух
И опыт, сын ошибок трудных,
И гений, парадоксов друг,
И случай, бог изобретатель...


Это стихотворение было написано Пушкиным в декабре 1829 г., когда П.Л. Шиллинг готовился к путешествию в Восточную Сибирь и далее в Китай. А.С. Пушкин очень хотел попасть в состав этой экспедиции, и в то время его интерес к П.Л. Шиллингу был особенно велик… По мнению известного российского литературоведа академика М.П. Алексеева, вероятнее всего, именно П.Л. Шиллингу посвящены эти знаменитые строки.

П.Л.Шиллинг.
Рис. А.С.Пушкина

"Настанет день, и мысль человеческая сможет преодолевать любое пространство с быстротою молнии. В том состоит сокровенная мечта моя..."

П.Л.Шиллинг

Из истории телефонной связи

 




Читайте в библиотеке колледжа

 






Читайте в библиотеке колледжа

 






Читайте в библиотеке колледжа

 






Читайте в библиотеке колледжа

 






Читайте в библиотеке колледжа

 






Читайте в библиотеке колледжа

 






Читайте в библиотеке колледжа

 






Читайте в библиотеке колледжа

 






Читайте в библиотеке колледжа

 

19 марта 1922 года начала вещание Шаболовская радиостанция

Один из выдающихся конструкторов конца XIX – начала XX столетия - не случайно его называли русским Леонардо, - В. Г. Шухов внес свой вклад практически во все области строительства и машиностроения. По его проекту построена знаменитая Шаболовская башня, или Радиобашня Шухова.

Шухов первым в мире использовал в строительстве сетчатые металлические оболочки в виде висячих и сводообразных перекрытий и гиперболоидных башен. Позднее, в архитектуре хай-тека, сетчатые оболочки стали одним из главных средств формообразования авангардных зданий. А конструкции гиперболической формы использовали в своём творчестве такие знаменитые архитекторы, как Антонио Гауди, Ле Корбюзье, Оскар Нимейер.

Гиперболическая железная башня - прообраз Шаболовской - впервые появилась на Нижегородской Всероссийской выставке 1896 года. В последующие годы В.Г.Шухов разработал многочисленные конструкции разнообразных сетчатых стальных оболочек и использовал их в сотнях сооружений: перекрытиях общественных зданий и промышленных объектов, водонапорных башнях, морских маяках, мачтах военных кораблей и опорах линий электропередач. Кроме Шаболовской радиобашни, по проектам Шухова сооружено около 200 башен оригинальной конструкции в нашей стране и за рубежом. В основу конструкции таких башен положено свойство однополостного гиперболоида, благодаря которому он может быть собран из прямолинейных образующих, что обеспечивает простоту сборки сегментов и последующего их монтажа.

До настоящего времени легкие металлические конструкции Владимира Григорьевича Шухова являются непревзойденными шедеврами строительного искусства. Мировое значение Шуховской башни подтверждают экспозиции её макетов на престижных архитектурных выставках Европы последних лет. На выставке “Инженерное искусство” в центре Помпиду в Париже изображение Шуховской башни использовалась как логотип, в каталоге выставки шесть страниц посвящено Шуховской башне. На выставке “Лучшие конструкции и сооружения в архитектуре XX века” в Мюнхене в 2003 году был установлен позолоченный шестиметровый макет Шуховской башни. На международной научной конференции "Heritage at Risk. Сохранение архитектуры XX века и Всемирное наследие", прошедшей в Москве в апреле 2006 года с участием 170 специалистов из 30 стран мира, Шуховская башня в числе семи архитектурных шедевров русского авангарда, рекомендованных на Включение в список Всемирного наследия ЮНЕСКО.


Гиперболоид инженера Шухова: документальный фильм/реж. Ю.Малюгин//Телеканал «Культура»: официальный сайт. – Режим доступа: http://tvkultura.ru/video/show/brand_id/22645/episode_id/161605/

Год 1918-й

В условиях гражданской войны и иностранной интервенции радиостроительство во многом оказалось подчиненным требованиям фронта. Широта размаха военных действий, непрерывное маневрирование на огромных площадях делали радиотелеграф почти единственным средством сообщения…

Все проводные средства дальней связи находились в сильно разрушенном состоянии. Наиболее работоспособным оставался радиотелеграф, при помощи которого в основном и осуществлялись как внутригосударственные, так и международные сношения. Чтобы радиотелеграф мог успешно осуществлять свои функции, Советское правительство уделяло много внимания организационному и материальному укреплению радиослужбы.

На заседаниях Совнаркома неоднократно обсуждались вопросы, касающиеся радиофикации. Был принят ряд важнейших решений, в которых определялась первоначальная программа развития радиотехнического дела, намечались пути объединения научно-технических сил страны, работавших в этой области.

Важнейшую роль в этом отношении сыграл декрет о централизации радиотехнического дела в стране, опубликованный 21 июля 1918 г., который положил начало планомерной радиофикации Советской республики. Все постоянные радиотелеграфные станции по этому декрету о централизации, за исключением станций специального назначения, закреплялись за Народным комиссариатом почт и телеграфов вместе с персоналом, со складами, ремонтными мастерскими и имуществом.

Согласно декрету о централизации радиотехнического дела в стране началась организация государственной радиосети. Ее техническую базу составили малочисленные радиостанции, полученные в наследство от старой России. Регулярно действовали только три из них — в Москве (на Ходынском поле), в Детском (быв. Царском) Селе и Николаеве.

В конце 1918 г. Высший радиотехнический совет наметил план восстановления, создания и организации радиосети. Этим планом определялись наиболее важные пункты, где восстановление или сооружение новых станций признавалось первоочередным делом. В качестве мощного передатчика в первое время после революции всю нагрузку несла на себе одна Детскосельская станция, Московская же (Ходынская) радиостанция использовалась в основном для передачи циркулярных сообщений, адресованных «Всем, всем».

Однако в ходе военных операций Детскосельскую радиостанцию пришлось взорвать, и практически действующей оказалась лишь одна Ходынская. После переезда правительства в Москву Ходынская радиостанция превратилась в основной передающий центр. Ее нагрузка чрезвычайно возросла, передатчик работал круглосуточно, сообщая ночью важные новости из центральных газет для периферии, а днем поддерживал связь с заграницей. Устаревшее оборудование то и дело выходило из строя. Частичная реконструкция станции мало облегчила работу передатчика. На очередь встал вопрос о постройке новой мощной современной радиостанции, которая смогла бы обеспечить надежную связь Москвы не только с окраинами республики, но и с зарубежным миром. 30 июля 1919 г. Совет Труда и Обороны принял особое постановление, в котором предлагалось:

«1. Для обеспечения надежной и постоянной связи центра Республики с западными государствами и окраинами Республики поручается Народному комиссариату почт и телеграфов установить в чрезвычайно срочном порядке в г. Москве радиостанцию, оборудованную приборами и машинами, наиболее совершенными и обладающими мощностью, достаточной для выполнения указанной задачи.

2. Всем государственным учреждениям и организациям предлагается оказывать Народному комиссариату почт и телеграфов; в выполнении этой задачи самое деятельное и энергичное содействие по части снабжения всеми необходимыми материалами, транспорта железнодорожного, водного и гужевого и по привлечению к этой работе квалифицированных и неквалифицированных рабочих, обеспечив их продовольствием и жилищем.

3. Работающих по установке радиостанции считать мобилизованными на месте и потому не подлежащими к призыву (независимо от их возраста) до тех пор, пока радиостанция не будет закончена».

Для скорейшей реализации правительственного задания была назначена комиссия из специалистов НКПиТ и представителей ВСНХ. Первоначально намечалось построить новую радиостанцию в Кремле, но в дальнейшем, при детальном обследовании участка, комиссия это предложение отклонила. Местоположение станции было выбрано на Шаболовской улице, недалеко от радиотелеграфного завода.

1 марта 1920 г. радиостанция была сдана в эксплуатацию. Станция, оборудованная дуговым генератором, имела радиус действия около 2000 км. Строили Шаболовскую станцию советские специалисты под руководством одного из пионеров русской радиотехники В. М. Лебедева.

Шаболовская радиостанция в значительной мере облегчила работу Ходынской станции и приняла на себя всю нагрузку по международной связи с западноевропейскими государствами.

Развитие связи в СССР/
под общей ред. Н.Д.Псурцева. –
М.: Связь, 1967.


Фото 1921 г. В. Г. Шухова.

Гиперболоид Шухова

Радиобашня на Шаболовке в Москве стала самой высокой из шуховских башен (160 метров).

Стальная сетчатая оболочка Шуховской башни на Шаболовке, благодаря своей “воздушности” испытывает минимальную ветровую нагрузку, представляющую главную опасность для высотных сооружений. По форме секции башни – это однополостные гиперболоиды вращения, сделанные из прямых балок, упирающихся концами в кольцевые основания. Ажурная стальная конструкция сочетает в себе прочность и легкость: на единицу высоты Шуховской башни израсходовано в три раза меньше металла, чем на единицу высоты Эйфелевой башни в Париже.

По первоначальному проекту Шуховская башня высотой 350 метров имела расчетную массу всего лишь 2200 тонн, а башня Эйфеля в Париже при высоте 305 метров весит 7300 тонн. Из-за дефицита металла в годы Гражданской войны был разработан второй проект конструкции башни высотой 148,5 метров.

Позже с установкой двух траверз и флагштока высота Шуховской башни достигла 160 метров. Круглый конусный корпус башни состоит из 6 секций высотой 25 метров каждая. Нижняя секция установлена на бетонном фундаменте диаметром 40 метров и глубиной 3 метра.

Строительство башни велось телескопическим методом без лесов и подъемных кранов. Верхние секции по очереди собирались внутри нижней и при помощи блоков и лебедок поднимались друг на друга.

Фонд «Шуховская башня»: официальный сайт. – Режим доступа: http://www.shukhov.ru/


Стройка

Сейчас трудно представить себе стройку тех лет. Где теперь увидишь такое? Нужно было заложить фундамент для стопятидесятиметровой стальной башни-антенны. Котлован рыли вручную. Лошадь заменяла и краны, и тракторы, и автомашины. По распоряжению Ленина строителям Шаболовской радиостанции назначили персональный паек: против обычной нормы на фунт селедки больше. Лошадям выдавали на килограмм больше овса. Нелегким делом оказалось раздобыть металл для башни-антенны. Металлургия испытывала жесточай-ший голод. Это в те годы в Петрограде на Адмиралтейском судостроительном заводе резали на куски царские крейсеры, чтобы затем превратить металл в плуги и бороны. А на сооружение стопятидесятиметровой башни требовалась не одна тонна высококачественного металла…

Старая Шаболовская радиостанция имеет прямое отношение к развитию современного телевидения в нашей стране. Ее антенна первой в Советском Союзе начала телевизионные передачи. А герой этой книги П. В. Шмаков был одним из строителей радиостанции, членом строительной комиссии, в которую входили крупные советские ученые.

Задача, которую предстояло решить, формулировалась довольно просто: станция должна была иметь максимально возможную мощность. Но возможность— понятие растяжимое, неопределенное. Даже в наши дни, когда в радиотехнике многое уже стало бесспорным, одна и та же задача порою имеет десятки решений. А тогда?.. Много дней подряд в бывшем особняке Станкевича, где помещалось правление ГОРЗы, обсуждались планы радиофикации республики, в том числе и проекты передатчиков для Шаболовской радиостанции.

Конкурировали три принципа получения электромагнитных волн: проверенная за границей, да и у нас в лабораторных условиях, электрическая дуга датского физика Паульсена; большая группа специалистов отстаивала оригинальный машинный вариант передатчика (высокочастотная машина В. П. Вологдина многим казалась тогда заманчивой и перспективной); но, пожалуй, самым неожиданным был проект М. А. Бонч- Бруевича. Он предлагал строить ламповый передатчик.

Электронная лампа, сконструированная в Нижегородской лаборатории, находилась еще на правах новорожденной. Но даже в младенческом возрасте, в период первых экспериментов, она проявила такие незаурядные способности, что сразу же приобрела поклонников. Молодые радиотехники, в том числе и Шмаков, верили в лампу интуитивно. Признанные специалисты, — такие, как М. В. Шулейкин, — поддерживали ее вполне сознательно.

Однако строители Шаболовской радиостанции выбрали дугу Паульсена как наиболее освоенный способ, хотя в России дуга тоже была новинкой,—раньше строили исключительно искровые радиостанции. Но и это решение не стало окончательным: ламповый пе-редатчик мог в любой момент занять свое законное место... Так оно потом и случилось.

В этой книге два героя - известный советский ученый Павел Васильевич Шмаков и телевидение, развитию, внедрению и популяризации которого он посвятил всю свою жизнь. П.В.Шмаков стоял у колыбели телевидения, позже он руководил первой в стране кафедрой телевидения в Ленинградском институте связи имени Бонч-Бруевича. Автор книги Владимир Узилевский - сотрудник кафедры Шмакова, по специальности он инженер-связист.

Книга о профессоре телевидения была задумана им давно, еще в студенческие годы, когда на страницах ленинградской "Смены" стали появляться его первые очерки. Позднее, уже работая над книгой и постоянно бывая в Институте связи, Узилевский настолько увлекся работами кафедры Шмакова, что, изменив своей инженерной специальности, стал телевизионщиком. Работа бок о бок со своими героями, увлеченность профессией, литературный опыт позволили ему написать живую и увлекательную книгу…

Узилевский, В. Легенда о хрустальном яйце: повесть о профессоре телевидения. – Л.: Лениздат, 1965.


Радиостанция имени Моссовета

Для реализации декрета правительства от 30 июля 1919 г. НКПиТ начал строить в Москве передающую станцию незатухающих колебаний с дуговым генератором. Место для этой станции было отведено на Шаболовке. Ввиду срочности задания было решено установить во временном помещении почти готовый дуговой передатчик относительно небольшой мощности (25 киловатт в антенне), а Г-образную антенну длиной 400 метров подвесить на двух деревянных четырёхствольных мачтах, каждая высотой 150 метров. Проект станции и мачт для её антенны был разработан группой радиоспециалистов, работавших в организации «Государственные объединённые радиотелеграфные заводы», созданной ВСНХ в соответствии с постановлением СНК РСФСР от 19 июля 1918 г. об организации радиотехнического дела в стране.

Строительство станции было завершено в конце 1919 г. В апреле 1920 г. НКПиТ создал комиссию для обследования дугового передатчика Шаболовской радиостанции. В то время среди русских радиоспециалистов шла дискуссия, какой из типов передатчиков незатухающих колебаний — машинный или дуговой — следует предпочесть. В комиссию входили представители обеих точек зрения, и между ними возникли разногласия в определении коэффициента полезного действия дугового передатчика. Тщательные измерения показали, что полный кпд радиостанции составляет около 38%, кпд самого дугового генератора равен 42%; наибольшая мощность передатчика станции достигала 34 киловатта.

Одновременно с пуском в эксплуатацию первого дугового передатчика продолжалось строительство каменного здания и изготовление по проекту и под руководством инженера В. М. Лебедева более мощного 100-киловаттного генератора.

Для замены одной из деревянных мачт радиостанции в конце 1918 г. началось строительство металлической свободностоящей башни высотой в 150 метров. Сооружение башни осуществлялось по оригинальному проекту инженера В. Г. Шухова, впоследствии академика. Башня представляет собой усечённый конус, состоящий из шести секций высотой 25 метров каждая. Секции собраны из прямых швеллерных балок, но башня кажется ажурной. Диаметр башни в основании составляет 40,5 метра. Верхний диаметр (шестой секции) — 17,4 метра.

В первые месяцы строительства башни велись подготовительные работы, приобретались материалы, инструмент, после чего началась укладка железобетонного фундамента и монтаж первой секции. Сооружение башни велось необычным в то время методом — без лесов или подмостей. Для установки первых двух-трёх швеллерных балок секции применялись деревянные копры, после чего следующие балки поднимались с помощью блоков и тросов, закреплённых на ранее установленных балках. Вторая секция была собрана внутри первой, а затем поднята с помощью стальных тросов, заведённых на небольшие деревянные краны, установленные на верхнем поясе нижней секции башни. Так с помощью первой секции подняли вторую, затем собрали внутри башни третью секцию, которую таким же образом подняли с вершины второй и т. д. Этот метод позволил значительно удешевить строительство башни.

22 июня 1921 г. произошла авария при подъёме четвёртой секции на высоту 75 метров; она упала, погнув при этом третью секцию и основательно повредив вторую и первую секции. Всей своей тяжестью четвёртая секция обрушилась на находившиеся у основания башни и вполне готовые к подъёму пятую и шестую секции, смяла их и привела в негодность. Эта авария свела почти на нет двухлетнюю работу. Однако повреждения удалось исправить, и строительство башни закончилось через восемь месяцев после аварии.

Работа мощного передатчика дуговой радиостанции с антенной, подвешенной к Шуховской башне, началась 19 марта 1922 г. Благодаря более мощному передатчику, высокой антенне, применению незатухающих колебаний радиограммы станции стали уверенно приниматься в далёких советских городах, например в Ташкенте, и всеми европейскими радиостанциями, в скором времени заявившими о своём желании работать с Шаболовской, а не с Ходынской радиостанцией.

Два дуговых передатчика Шаболовской радиостанции позволили круглосуточно вести передачу радиограмм. С целью улучшения слышимости была предусмотрена возможность работы на пяти волнах в диапазоне от 6200 до 9400 метров. Через Шаболовскую радиостанцию, которой было присвоено имя Моссовета, передавались ноты НКИД и сообщения для иностранной прессы.

После окончания строительства каменного здания в машинном отделении станции были установлены три электромашины для питания дуговых генераторов. При работе двух машин, соединяемых последовательно, передачи Шаболовской радиостанции могли уверенно принимать отдалённые корреспонденты (например, в Италии). Третья машина предназначалась для работы на близкие расстояния (Германия, Румыния). Наличие трёх машин позволяло при необходимости повышать мощность передатчика, а также производить текущий ремонт, не останавливая передатчик.

Подъём второй секции
Шуховской башни

Шаболовская радиостанция проработала недолго — до 1923 г. — и была закрыта. К этому времени Московский радиоузел располагал уже более совершенной радиостанцией — ламповый передатчик Центральной радиотелефонной станции был переведён на более мощные лампы и мог работать по ночам большой мощностью в радиотелеграфном режиме. Заграничный радиообмен стал осуществляться через ламповый передатчик, обладавший рядом технических преимуществ по сравнению с дуговым передатчиком Шаболовской радиостанции.

После закрытия Шаболовской радиостанции 100-киловаттный дуговой передатчик был отправлен в Ново-Николаевск, а здание передали Радиоиспытательной станции НКПиТ, исследовавшей мощные лампы и радиоаппаратуру; с 1927 г. в помещении Шаболовской станции начала работать мощная 40-киловаттная радиовещательная станция, построенная Нижегородской радиолабораторией и получившая название «Новый Коминтерн». Во второй половине тридцатых годов на Шаболовке начал работать Московский телевизионный центр. Антенны всех этих радиостанций неизменно подвешивались и устанавливались на Шуховской башне.

Шамшур, В.И. Ленин и развитие радио. – М.: Гос. изд-во по вопросам связи и радио, 1960.
Шамшур, В.И. Первые годы советской радиотехники. – М.: Знание, 1969.

Радиостанция «Новый Коминтерн»

В 1926 году началась реконструкция станции с установкой новых антенн в дополнение к старым и нового 40-киловаттного радиотелефонного передатчика (самого мощного тогда в Европе), который был разработан под руководством профессора М.А. Бонч-Бруевича – руководителя Нижегородской радиолаборатории. С осени 1926 года по февраль 1927 года велись опытные передачи, а с 18 марта 1927 года началось регулярное вещание станции, которую стали называть Радиостанцией имени Коминтерна, или Новым Коминтерном, в отличие от радиостанции на Вознесенской улице. Она известна также под именем «Большой Коминтерн»: в самой Нижегородской радиолаборатории, а отсюда и в печати, так называли передатчик станции во время разработки.

Иоффе, Х. А. Самая мощная в Европе/Х.А.Иоффе, Н.Н.Курицына//
Электросвязь. – 1977. - № 12. – С. 47-50

Шкуд, М. А. Этапы советского радиостроительства//Электросвязь. – 1977. - № 12. – С. 3-10


Старт электронного телевидения

С Шуховской башней связаны первые шаги отечественного электронного телевидения. В 1936 г., когда приступили к созданию Московского телецентра, на ней было решено установить передающую телевизионную антенну. Рядом с башней построили технические здания, смонтировали технологическое оборудование, проложили необходимые кабельные линии к размещенной на самом верху башни передающей турникетной антенне. Для подводки телевизионного фидера к антенне по всей высоте сооружения дополнительно смонтировали металлическую ферму, а на отметках 141,7 м, 144,3 м и 148,4 м башни соорудили три горизонтальные технические площадки для установки технологического оборудования.

В конце 1937 г. с Шуховской башни начались опытные телевизионные передачи, а с марта 1939 г. приступил к регулярной работе Московский телевизионный центр (МТЦ) с разложением изображения на 343 строки.

Юрьев, А.В. Страницы истории создания и эксплуатации Шуховской антенной башни//Электросвязь. – 2001. - № 12. – С. 40-42.


Строительство МТЦ на Шаболовке, 53 началось в 1936 г. рядом со знаменитой Шуховской радиобашней. За сравнительно короткий срок были возведены два производственных здания: в одном смонтировали передатчики, в другом разместили аппаратно-студийный блок со студией площадью 300 м² и несколько служебных комнат.

Оборудование имело стандарт развертки на 343 строки. Его обкатка началась 25 марта 1938 г. показом кинофильма Ф.Эрмлера «Великий гражданин». Аудитория была невелика: в Москве насчитывалось всего 30 телевизоров. Первые телевизоры, помимо предоставленных Ар-Си-Эй, были смонтированы в Ленинграде по американской документации. Накануне войны началось производство телевизоров марки 17 ТН-1 (2 и 3) с диаметром экрана 18 см, потом последовали марки и ТЭ-2, имевшие проекционный аппарат с экраном 1х1,2 м, - они предназначались для клубов и общежитий.

Московский телецентр почти год вел передачи в экспериментальном порядке. Регулярное вещание на УКВ «по высококачественному электронному способу» было открыто 10 марта 1939 г. демонстрацией хроникального фильма о ХVIII съезде ВКП(б). Специальным приказом по Всесоюзному комитету по радиофикации и радиовещанию при Совнаркоме СССР телецентр выделялся в самостоятельную единицу с правом юридического лица.

Передачи велись пять вечеров в неделю преимущественно в прямом эфире, ведь магнитной видеозаписи тогда еще не было. Дальность обслуживания составляла 25-30 км.

Голядкин Н.А. История отечественного и зарубежного телевидения: учебное пособие для вузов.— М.: Аспект Пресс, 2014.


Завтра была война

В 1941 г. в связи с начавшейся Великой Отечественной войной оборудование радиотелевизионной станции было демонтировано и эвакуировано из Москвы.

С приближением немецких войск к столице металлические конструкции башни были заминированы и подготовлены для взрыва. К счастью, этого делать не потребовалось. Спустя три года, когда на Западе еще бушевала война, оборудование телецентра было возвращено в Москву. Силами организаций Министерства связи, специалистов и многочисленных энтузиастов МТЦ на Шаболовке был восстановлен за короткий срок, и в День радио 7 мая 1945 г. в Москве состоялась первая послевоенная передача Московского телевизионного центра, которая была первой и в Европе.

Юрьев, А.В. Страницы истории создания и эксплуатации Шуховской антенной башни//
Электросвязь. – 2001. - № 12. – С. 40-42.


Передвижная телевизионная станция

Для улучшения качества телевизионного вещания в 1945-1946 гг. разрабатывается техническое задание на реконструкцию оборудования МТЦ, обеспечивающую возможность передач по новому стандарту разложения изображения на 625 строк.

Шуховская башня использовалась также и для других радиотехнических целей. Так, в 1949 г. на МТЦ появилась первая в стране передвижная телевизионная станция (ПТС), созданная специалистами МТЦ с частичным применением импортных блоков (ТВ камеры с усилителями, автобус). Для передачи сигналов с места событий, куда выезжала ПТС, использовалась радиорелейная линия (РРЛ), работавшая на волне 3 см. Радиопередающее оборудование ПТС устанавливалось на крыше соответствующего здания, а приемное оборудование – на верхней площадке башни Шухова (примерно на высоте + 150 м). Все оборудование РРЛ (кроме параболических антенн диаметром 1,5 м) изготовили специалисты МТЦ A. M. Варбанский (впоследствии ставший главным инженером МТЦ), Д. Ф. Булле и высококвалифицированный механик И. Ф. Григорьев.

Приемная антенна не имела дистанционного управления направленностью по азимутам. Поэтому для ее ориентации на передающую антенну ПТС на башню поднимался дежурный мачтовик, который ориентировал антенну.

В 1956 г. была разработана отечественная ПТС, в состав которой входило не только телевизионное оборудование, но и РРЛ на волну 12 см. Приемные антенны теперь имели устройства дистанционного управления. Для его осуществления на башне на высоте 125 м были установлены три комплекта приемников, с помощью которых производилась ориентация антенн. Это обеспечило возможность приема сигналов ПТС практически с любого направления.

Две башни

Для перехода на двухпрограммное телевизионное вещание рядом с Шуховской башней была возведена вторая стальная башня высотой 110 м. Она имела стандартное конструктивное решение того времени. (Аналогичные башни неоднократно применялись на многих объектах в нашей стране.) Эта башня проработала около 30 лет. В октябре 1984 г. ее решили разобрать. Учитывая сложность и стесненность территории вокруг башни, она демонтировалась с помощью вертолета типа МИ-10К (буква "К" означает "кран монтажный").

В июле 1955 г. Совет Министров СССР принял постановление по технической реконструкции МТЦ на базе последних в то время достижений науки и техники в области телевидения.

Юрьев, А.В. Страницы истории создания и эксплуатации Шуховской антенной башни//Электросвязь. – 2001. - № 12. – С. 40-42.


Использование Шуховской башни для внестудийного телевизионного вещания

Регулярное ТВ-вещание началось с 10 марта 1939 года, первые десять лет проводились только студийные передачи.

Для проведения внестудийных передач были необходимы ТВ-камеры высокой чувствительности и мобильный радиоканал связи для передачи ТВ-сигнала с объекта передачи на телецентр. В конце 40-х годов прошлого столетия появились такие камеры на трубках суперортикон, позволявших работать при низких освещенностях, и мобильные радиорелейные линии (РРЛ) в сантиметровом диапазоне радиоволн с использованием маломощных передатчиков и параболических антенн большого диаметра.

Еще до создания первой в мире ПТС-МТЦ в стандарте 625 строк (на базе демонтированного ТВ-оборудования со стадиона «Динамо») в конце ноября 1949 года состоялась первая внестудийная передача с Московского ипподрома – портативное ТВ-оборудование и передающую аппаратуру РРЛ доставили на место трансляции накануне. Применение сантиметрового диапазона в РРЛ требует обязательной прямой оптической видимости между передающими и приемными антеннами. По этой причине с целью наибольшего охвата территории внестудийным вещанием приемные антенны обычно устанавливаются на максимально возможной высоте телевизионной башни (мачты) телецентра.

Изготовленная РРЛ не была рассчитана на передачу звуковой программы, звук с внестудийного объекта передавался по проводным каналам.

Отсутствие дистанционного управления приемными антеннами не позволяло оперативно готовить передачи. Каждой настройке РРЛ предшествовал 20-минутный подъем мачтовика в облегченной открытой люльке на тросе, соединенном с электролебедкой. При этом ни одна из внестудийных передач не была отменена из-за сильного мороза, ветра или дождя.

В 1963 году, через 14 лет эксплуатации, первую ПТС-МТЦ и ее РРЛ перестали использовать. С 1958 года МТЦ начал приобретать новые ПТС зарубежного и отечественного производства. Отечественные ПТС имели РРЛ в диапазоне 12 см, зарубежные – в 4-см диапазоне. Для эффективного использования имеющихся радиоканалов в ПТС не стали размещать передающее оборудование РРЛ, оно было смонтировано в нескольких специальных машинах передвижных передающих радиорелейных станциях.

В арсенале МТЦ также были две передвижные релейные аппаратные фирмы «Тесла», в каждой из них размещалось передающее и приемное оборудование. Все это позволило впервые в нашей стране осуществлять режим ретрансляции при отсутствии прямой видимости с внестудийного объекта на Шуховскую башню.

После ввода в эксплуатацию Останкинской телебашни в 1967 году прием сигналов с внестудийных объектов стал в основном осуществляться через ее четыре новые РПА (радиорелейные приемные аппаратные). Параболические антенны с верхними приемниками были установлены на балконах, расположенных на отметках 253, 257 и 263 м. Размещение антенн (с возможностью как дистанционного, так и ручного ориентирования) на этих высотах существенно расширило географию внестудийных передач.

Шуховская башня использовалась еще несколько лет после 1967 года для приема внестудийных передач, а также для передачи программ, создаваемых на Шаболовке, в телецентр «Останкино». Так, в начале 1970 года на отметке 145…150 м Шуховской башни действовали на поворотных штативах (ориентировка вручную) шесть приемных параболических антенн с верхними блоками приемников: по два комплекта французской РРЛ ТМ-110, TTV-205 и чехословацкой фирмы «Тесла». На той же высоте были размещены два комплекта передающих антенн ТМ-110 для передачи программ с Шаболовки в телецентр «Останкино», на башне которого на отметке 125 м стояли приемные антенны отечественной РРЛ ПТС с дистанционным управлением.

По ст.: Лейтес, Л. Использование Шуховской башни для внестудийного телевизионного вещания [Электронный ресурс]// Музей телевидения и радио в Интернете. - Режим доступа: http://www.tvmuseum.ru/catalog.asp?ob_no=12470


Реконструкция

За время многолетней эксплуатации Шуховской башни на ней неоднократно устанавливалось новое оборудование. При этом не производились детальные расчеты элементов всей системы башни на новые нагрузки – делались лишь выборочные расчеты. В 1947 г. Государственный проектный институт "Проектстальконструкция" обследовал состояние металлических конструкций башни, в том числе выполнил приближенный расчет ее основных элементов. После этого для установки дополнительного оборудования в башню внесли некоторые конструктивные изменения. В 1970-1971 гг. специалисты "ЦНИИПроектстальконструкции" провели более тщательное обследование стальных конструкций башни, выявили существенные дефекты отдельных элементов. Было установлено, что коррозия прокатных профилей достигает 10 % от поперечного сечения, а расчетное сопротивление отдельных деталей находится в пределах 1700 кг/см2, что несколько ниже нормативных значений. В металлическом каркасе башни широко распространена "щелевая" коррозия, особенно в местах стыковки элементов и в труднодоступных для очистки соединениях.

Для дальнейшего развития радиовещания на ультракоротких волнах в 1992 г. на верху Шуховской башни установили дополнительные панели антенн УКВ ЧМ вещания. Все работы по очередной реконструкции и наращиванию высоты башни проводились с помощью вертолета.

 

Юрьев, А.В. Страницы истории создания и эксплуатации Шуховской антенной башни//Электросвязь. – 2001. - № 12. – С. 40-42.


За свою долгую историю Шуховская башня служила опорой для антенн крупных радио и телевизионных станций: Московской радиотелеграфной станции, 40-киловаттной радиовещательной станции «Большой Коминтерн», а позже антенн Московского телевизионного центра.

Московский телецентр на Шаболовке стал основой для создания в 1951 году Центральной студии телевидения СССР, которая охватила своими программами всю страну. До 1967 года у подножия Шуховской башни размещалась штаб-квартира Гостелерадио СССР. После строительства телецентра в Останкино на Шаболовке остались лишь две редакции Центрального телевидения — программ для детей и научно-популярных программ.

В 1991 году технический комплекс на Шаболовке передан ВГТРК. Отсюда осуществляется вещание всех телеканалов ВГТРК, кроме телеканала «Культура». С 2002 года Шуховская башня для вещания не используется.

Радиобашня на Шаболовке вошла в историю как эмблема советского радиовещания.

Развитие связи. Из истории в будущее

Если вы заметили ошибку, сообщите нам войти на сайт

Сообщение об ошибке на сайте









* Вы также можете отправить сообщение на inn10775@yandex.ru

Авторизация